Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:47 

Глава 4 - вечер и ночь первого дня, дом г-на Вэрнеди, редакция "Вестника"

RiqueVelasquez
Марта, г-н Вэрнеди

URL
Комментарии
2012-05-01 в 16:09 

Пустельга
Падают листья
Марта принялась на ходу составлять план действий. Ей часто приходилось выполнять сложную работу в очень сжатые сроки, и она знала, как важно распланировать всё чуть не до минуты. Вот если бы это ещё и всегда получалось. Но сейчас был такой случай, когда стоило постараться.

Итак, сначала она заглянет к мэтру Вэрнеди. Надо узнать об этом Кристалле побольше. А то пока журналистка только смутно припомнила, что предмет этот, якобы, способен подчинять волю других людей. Кажется, что-то там такое натворили при его помощи несколько сотен лет назад... А вот надо было внимательнее слушать лекции по истории. Ну ничего, поговорить со знающим человеком всё равно необходимо. Займёт разговор, предположительно, около часа. Вот только бы алхимик оказался дома! Иначе придётся перенести эту встречу на утро и она рискует ничего не успеть.
Потом Марта собиралась наведаться в редакцию. Придётся основательно перерыть архив. И ещё надо бы придумать, что делать с сегодняшним материалом, поскольку закончить его она совершенно точно не успеет.
Как поступить с историей о Кристалее, она решит в зависимости от того, какую удастся собрать информацию. Но в любом случае, похоже, ей предстоит бессонная ночь.

Подойдя к остановке и изучив написанное былой краской на синем щите расписание, Марта решила, что будет быстрее прогуляться пешком. К счастью, мэтр Вэрнеди обитал на соседнем уровне и идти до его дома было не так уж далеко.

2012-05-01 в 19:43 

Пустельга
Падают листья
Темнело в Орифии быстро, когда Марта подошла к дому алхимика, на улицах уже зажигали фонари. К счастью, судя по светившимся окнам, Вэрнеди был дома. Журналистка поднялась на крыльцо и решительно потянула шнурок дверного звонка. Ждать пришлось недолго, довольно скоро в доме послышались размеренные и очень тяжелые шаги, и дверь распахнулась внутрь.
Хорошо, что Марте уже доводилось бывать в доме алхимика прежде, и она знала чего ожидать. У порога стояло существо, от вида которого можно было получить сердечный приступ. Его голова, похожая на перевёрнутое к верху дном ведро, едва доставала Марте до плеча и журналистка могла видеть замысловатый символ, начертанный яркой краской на металлическом затылке. Лица у существа не было, но в повёрнутую сейчас к Марте сторону ведра было вделано два кристалла, изнутри светившихся красным и походивших на демонического вида глаза. Тело уродцу заменяла большая жестяная коробка, снабженная многочисленными дверцами, из недр которой постоянно доносились негромкие пощелкивания и скрежет. У него было четыре руки с чрезмерным количеством суставов, но лишь четырьмя пальцами на каждой, и три круглых телескопических ноги, приделанных к крутящемуся диску, которые, по мере того, как вращался диск, попеременно втягивались и вытягивались, позволяя конструкту передвигаться. Многосуставчатые руки и пальцы механического голема были сплошь покрыты разноцветными подпалинами и кое-где изъедены чуть ли не до дыр.
-Д-д-д-д, - пророкотало ведро, под металлической обшивкой что-то отчётливо щёлкнуло, откуда-то вырвалась тонкая струйка пара.
-Добро пожаловать, - наконец выговорил голем нечеловеческим, совершенно лишенным эмоций голосом. - П-п-п-п, - щёлк! - пожалуйста, следуйте за мной.
Скрипя и скрежеща на разные лады и угрожающе раскачиваясь, конструкт начал медленно поворачиваться. Марта поглядела на него с сочувствием, прикрыла за собой дверь, и, не дожидаясь, пока механический бедняга закончит свой манёвр, прошла в гостиную алхимика.

2012-05-01 в 22:37 

Фредерика Беата
Fiat voluntas tua
Фредерика Беата
- Ну, кто тут у нас? - мэтр Вэрнеди выплыл из-за ширмы, прикрывающей вход в одну из лабораторий, и довольно потер руки. - Чико, умолкни, ты скоро совсем мою дорогую посетительницу в гроб сведешь.
При взгляде на алхимика становилось понятно, почему странный голем так выглядел - сам мэтр тоже был весьма невысокого роста и с огромной головой, а на породистом носу сидели видавшие виды очки с такими толстыми стеклами, что на них можно было прыгать.

Пустельга
Голем зашипел, выпустил ещё несколько струек пара и замер неподвижно, горевшие красным глаза-кристаллы погасли.
- Добрый вечер, мэтр Вэрнеди, - поздоровалась Марта и, не вполне полагаясь на зрение мэтра, представилась: - Марта Торнквист, из «Вестника Орифии», мы с вами уже встречались. Рада видеть вас в добром здравии. Извините, что без предупреждения, я почти случайно оказалась на пятнадцатом и решила заглянуть. У вас найдётся немного времени? Мне нужна консультация по одному вопросу.

Фредерика Беата
- Только по одному? - лицо алхимика просто светилось благодушием и радостью от встречи. Мэтр Вэрнеди, бросив взгляд на застывшего помощника, покачал головой и с улыбкой указал посетительнице на одно из многочисленных кресел, которыми была уставлена гостиная. Время от времени в этой гостиной собирались желающие поглядеть на новые алхимические изобретения, но в последнее время на эти диванчики и стульчики все реже проливался чей-нибудь горячий кофе. - Помню вас, помню, Марта. Очень рад. Помнится, в прошлый раз вас интересовали по меньшей мере четыре зелья и около двенадцати артефактов, а теперь - только один вопрос? Простите, ни за что не поверю.

Пустельга
- Да, пока всего лишь один. Видите ли, мэтр, это мой личный проект, которым я занимаюсь отдельно, так сказать, от основной работы. Хочу написать цикл из десяти статей об артефактах, повлиявших на историю Орифии, - стала на ходу сочинять Марта. - Но это в перспективе, пока я ещё даже толком не начала. Прямо сейчас меня интересует камень, известный как Кристалл Служения. Вам что-нибудь о нём известно?

Фредерика Беата
Мэтр крякнул и снова потер огромные руки, падая на уныло скрипнувший диванчик.
- Кристалл Служения... - Вэрнеди задумчиво склонил голову к плечу. - Занятная штука. Не настолько занятная, как тот же философский камень, но очень, очень любопытная. Надо сказать, про него больше слухов, чем правды, да и кто ее знает, эту правду. Все в этом мире субъективно. Вот вы когда-нибудь задумывались, как определить, говорят ли вам правду или лгут? Там всего-то несколько основных принципов, но два разных человека могут так их комбинировать, что поди разберись. Да и от ситуации многое зависит. Скажем, кто-нибудь что-то сделал, а другой это видел, и чья тут правда может быть?..

Пустельга
Интересно, сказав о том, что про него больше слухов, чем правды, Вэрнеди имел в виду Кристалл или философский камень? Марта подавила тяжелый вздох. Разговор предстоял не из лёгких, а у неё было совсем немного времени.
- В таком случае мы получаем две субъективных правды, - сказала она осторожно. - Но это, разумеется, смотря какое философское учение принять за основу. Однако, мэтр, мы несколько удалились от темы. Вы намеревались рассказать, что вам известно о происхождении и свойствах Кристалла Служения.
Журналистка очень надеялась, что на этот раз сформулировала вопрос достаточно чётко. Она проворно вытянула из сумки толстый блокнот, выдернула из нашитого сбоку кармашка карандаш и приготовилась записывать всё, что скажет алхимик.

Фредерика Беата
- Ах да, Кристалл, - мэтр удивленно моргнул, будто только проснулся. - Конечно, конечно. Многие считают его выдумкой, ведь кому придет в голову наделить камень такой силой, какую ему приписывают. Хотя был у меня один клиент, который попросил заключить силу одного зелья в удочку... чудной был паренек. А Кристалл считается вместилищем огромной, огромной силы, надо сказать. Я слышал истории о том, что он способен подчинять целые армии! Вы когда-нибудь слышали про Трехдневную войну?

Пустельга
Про Трёхдневную войну было известно каждому школьнику, так как она входила в обязательный курс истории. Но Марта, как не старалась, не могла припомнить каких-либо упоминаний Кристалла, связанных с этой трагедией.
- Трёхдневная война считается самой короткой и при этом одной из самых кровавых войн в истории Орифии. Но какое же отношение к тем событиям имеет Кристалл? - последнее слово Марта выделила интонацией, чтобы мэтр не пустился в разглагольствования о чём-нибудь ещё, имеющем к интересовавшим её вопросам столько же отношения, как и волшебные удочки.

Фредерика Беата
- Какое отношение? - мэтр Вэрнеди хитро прищурился и внезапно напомнил мальчишку, которому удалось задурить кому-то голову. - А такое, что Трехдневная началась из-за клочка земли в несколько акров. Кетагрийский правитель, вопреки всем советам и запретам, сумел убедить многих лордов примкнуть к мятежу, а вы, я вижу, знаете, чем все закончилось. Вопрос остается лишь один: как ему это удалось, если известно, что ни один из лордов не поддержал эту идею даже за несколько часов до объявления войны? Ваши мысли?

Пустельга
Марта нахмурилась, размышляя. Всё-таки школьный курс древней истории она помнила не настолько хорошо.
- Кажется, их семьи были взяты в заложники? - предположила она.
И только тут сообразила, что попалась на уловку мэтра и невольно поддержала его любимую игру в «вопрос — ответ».

Фредерика Беата
- Нет, госпожа Марта, нет! - почти радостно воскликнул мэтр, будто и не рассказывал сейчас об одной из самых кровавых войн мира. - В том-то и дело, что упоминание о семьях было во всех хрониках, кроме одной-единственной записи, сделанной астрологом из кетагрийского университета! Он утверждал, что историю с заложниками придумали почти сразу после объявления войны. Задумайтесь: _почти_ сразу! В свое время это навело меня на мысль исследовать прочие его записи, и знаете что? Он был прав в девяноста двух процентах случаев! Уникальная находка для меня, о да!.. Тогда мне не поверили, конечно, - вы же понимаете, люди здесь давно уже потеряли способность мыслить последовательно и принимать во внимание новые идеи... хотя о чем это я, вовсе и не то хотел сказать. Скажем, вы слышали об этом новом изобретении мастера Беллио, которое может показать, что случилось в определенный момент? Представьте себе, Марта, вы только представьте: скоро все будут использовать эту камеру - да, этот старый пройдоха назвал свое гениальное изобретение камерой, потому что сидел в это время в одной из камер Тридцатой!..

Пустельга
- Какое ловкое название, - пробормотала Марта, досадливо вычеркивая из своих записок чудесное изобретение мастера Беллио. - Но простите, мэтр, зачем же понадобилось придумывать историю с заложниками и что, в таком случае, произошло на самом деле?

Фредерика Беата
- С заложниками? - удивление на лице Вэрнеди было неподдельным. - Ах да, кетагрийские заложники... Тот астролог тогда работал на одного из лордов. Он утверждал в своих заметках, что видел, как к его господину пришел какой-то неизвестный. После разговора, во время которого лорд разозлился и явно пытался незнакомцу в чем-то отказать, произошло нечто странное: астролог утверждает, что он видел вспышку зеленого света, а потом его господин дружески простился с гостем и сказал, что сделает все, что в его силах. Это навело меня на мысль, что тот странный незнакомец применил магию, но, думаю, вы знаете, существующие в нашем мире практики не дают светового излучения при действии заклятья. Значит, это был некий предмет, который смог успокоить и, более того, заставить мысли лорда измениться. И вот тут-то и выходят на передний план легенды о Кристалле Служения!.. вы следите за моей мыслью?

Пустельга
- Да-да, пожалуйста, продолжайте, - попросила Марта, не переставая быстро-быстро писать. - Неужели, этот таинственный незнакомец применил Кристалл?
Наконец-то алхимик сказал нечто, в самом деле заслуживающее внимания. Только бы его снова не потянуло на рассуждения о камерах и прочую тюремную романтику.

Фредерика Беата
- Да, вероятнее всего, кетагрийских лордов убедили вступить в войну именно так, с помощью Кристалла. Эта версия отвергается большинством школ, но, думаю, в вашей статье будет нелишним упомянуть и такую версию развития событий. Мне она кажется довольно убедительной, тем более что ни одна из семей лордов за Трехдневную не пострадала. Позднее это приписали, разумеется, милосердию монархов, но записи, записи! Они могут перевернуть всю историю вверх дном! О, как бы я хотел, чтобы однажды была создана некая организация, содружество мировых историков! Они могли бы записывать события объективно, без прикрас, без давления вышестоящих! Вы представьте, как это помогло бы нашим детям, внукам, правнукам! Подобный орган мог бы достоверно подтвердить наши самые страшные догадки, раскрыть самые страшные тайны...
Мэтр на мгновение умолк, снова рефлекторно потер ладони и внезапно посмотрел на Марту как-то совсем иначе.

Пустельга
Марта сделала небольшую паузу и несколько раз сжала и разжала пальцы, давая им отдохнуть. Версия о применении Кристалла в той истории с лордами откровенно пугала. Даже подумать страшно, что может произойти, окажись в чьих-нибудь нечистых руках такая сила.
- Увы, историю всегда пишут победители, - покачала головой Марта. - То, о чём вы говорите, могло бы изменить мир, мэтр, но даже сейчас многие ли способны извлечь уроки даже из той истории, как мы её знаем? Нет, извините, я думаю, что дело здесь не только в наличии информации. Но то, что вы мне только что поведали о Трёхдневной, заставляет задуматься. Этот Кристалл, если он в самом деле существует, представляет собой очень страшное оружие.

2012-05-01 в 22:38 

Фредерика Беата
Fiat voluntas tua
Фредерика Беата
- Как бы то ни было, Кристалл невозможно найти. Дальше - больше, моя дорогая Марта! Даже если бы его нашли, никто не знает секрета его активации. Однажды мы разговаривали с профессором Джонсом из университета, и он поведал мне один преинтереснейший факт. Он, увы, совсем ничем не подтвержден, но профессор утверждает, что не остановится, пока не докопается до истины. Так вот поговаривают, что Кристалл Служения одно время хранился в Орифии! Да-да, не удивляйтесь, в Заоблачном дворце! Было это приблизительно полтысячелетия назад, и старина Майк - простите, профессор Джонс, конечно, - так вот он считает, что Кристалл очень быстро выкрали, а потому и не осталось никаких точных свидетельств о его использовании. А впрочем, сейчас мне вспоминается еще один момент - вы уж простите старого болтуна, в мои годы достойного собеседника просто не найти, не с Чико же разговаривать... Простите.
Профессор бросил виноватый взгляд на все еще безмолвно и неподвижно стоящего у двери голема и тяжело вздохнул. Похоже, про "момент" он просто забыл.

Пустельга
Джонса Марта знала, этот милейший человек преподавал историю в Орифийском университете, когда она там училась. Впрочем, он, несомненно, и сейчас там преподаёт. Жаль, она вряд ли успеет поговорить с ним о Кристалле. Может быть, на следующий день, после встречи с Комаром.
- Ну, что вы, мэтр Вэрнеди, беседа с вами доставляет мне огромное удовольствие, - вежливо сказала журналистка. - Но как-то же этот Кристалл активировали прежде? Если это сложный процесс, то наверняка должны были существовать записи. И вы упомянули о том, что вам вспомнился какой-то момент. Что вы имели в виду?

Фредерика Беата
- Увы, увы, - покаянно покачал головой Вэрнеди. - Записей пока обнаружено не было. Впрочем, могу предположить, что если они и существуют, то либо в частных коллекциях - а значит, у неких влиятельных аристократов, - либо в каких-то библиотеках по всему миру, иначе почему же их до сих пор не нашли. Также могу предположить, что они могут быть фрагментарно у разных людей в разных местах, что усложняет их поиск. А шифровка! Напомните мне как-нибудь рассказать вам презабавный случай, когда старина Майк попросил меня помочь ему с расшифровкой пергаментных свидетельств фараона!..
Мэтр принюхался и повернул голову в сторону лаборатории. Толстые стекла очков ярко сверкнули.
- А хотел сказать я вот что, милая моя Марта. Однажды мне довелось услышать, что Кристалл вновь появлялся лет четыреста назад в Орифии. По крайней мере, его появлением можно было бы объяснить, как Младшему Лорду Монтевиньо удалось заставить одну очень влиятельную семью, мешавшую его политике, расколоться на части. Вы вряд ли слышали о семействе Николетти, их историю предпочитают замалчивать, но меня в юности очень интересовал Кристалл, и я пытался найти всю возможную информацию. Так вот Николетти были очень дружной семьей, а после нескольких, казалось бы, случайных происшествий их сын исчез, дочь вышла замуж за иностранного шейха, а родители и все прочие родственники разругались и разбрелись по миру...

Пустельга
Марта опасливо покосилась в сторону лаборатории. Одного взгляда на искалеченные руки Чико хватало, чтобы понять, что алхимик имеет дело отнюдь не с самыми безобидными субстанциями. А с его-то рассеянностью, кто знает, какой эксперимент он мог бросить на полдороги и совершенно о нём позабыть. Журналистка постаралась отбросить эти мысли и вернулась к своим записям.
- Я и в самом деле никогда прежде не слышала об этой семье. Значит, вы полагаете, что Младший Лорд где-то раздобыл Кристалл, как-то сумел его активировать и применил против этих несчастных. Но неужели от него не существует никаких способов защиты? Ведь о существовании Кристалла известно довольно давно. И куда, в таком случае, он пропал после истории с Николетти? Вряд ли кто-либо, применив такую силу однажды, устоял бы перед соблазном воспользоваться ею снова!..

Фредерика Беата
- Вы все так верно понимаете, Марта, - восхитился мэтр, снова оглядываясь на лабораторию. - К сожалению, не могу сказать, что я нашел ответы на эти вопросы. Каждое упоминание Кристалла следует рядом с необъяснимым послушанием тех, против кого его предположительно применяли. Могу лишь сделать вывод, что, вероятно, спастись от его действия невозможно. С другой стороны, - голос Вэрнеди стал несколько тверже, - ни одна субстанция - давайте считать кристалл субстанцией - не может вместить в себя безгранично сильное заклятье, это вам любой заклинатель скажет. Сомневаюсь, что Кристалл Служения является исключением, а значит, сила его вовсе не вечна. Возможно, за столько лет она уже выдохлась. Или, скажем, Кристалл подпитывает некий источник этой самой силы – поэтому, скорее всего, здесь, в Орифии, он не будет иметь особого действия. Впрочем, даже если он и был у Младшего Лорда тогда, теперь уже вряд ли можно его найти в городе. Эта вещь опасна, по-настоящему опасна, моя дорогая Марта, и вы совершенно правы, предполагая, что это огромный соблазн для людей с дурными помыслами. Остается лишь надеяться, что в ближайшее время он тут не объявится.
В лаборатории явно что-то зашипело и, кажется, раздался звук чего-то пенящегося, голем у входа мгновенно заурчал и снова пришел в движение.
- Чико, только осторожнее! - воскликнул Вэрнеди, срываясь с места.

Пустельга
- Большое вам спасибо за помощь, мэтр, - скороговоркой выдохнула Марта, подхватывая сумку и вскакивая с кресла. - Не смею больше отнимать ваше время. Кажется, я и так отвлекла вас от чего-то важного.
Журналистка попятилась в направлении коридора, едва не столкнувшись с ковылявшим в сторону лаборатории големом. Она слыхала о том, что мэтр Вэрнеди ранее обитал на седьмом уровне, но был вынужден переехать, после того, как в его особняке случился инцидент с ядовитым газом, отравившим собаку и сделавшим целый квартал непригодным для жизни на две недели.

Фредерика Беата
Мэтр, впрочем, все равно уже ничего не слышал. Когда он, дуя на обожженный палец, снова вышел в гостиную, Марта уже давно ушла.

2012-05-02 в 00:11 

Пустельга
Падают листья
Ночью пассажирские люгеры курсировали редко, и чтобы добраться до редакции, Марте пришлось ждать довольно долго. С наступлением темноты сделалось довольно прохладно. Она даже подумала о том, не нанять ли экипаж, но потом решила, что вынужденное промедление ей даже на руку. Не помешает успокоится и собраться с мыслями. Пока совершенно непонятно было, с какой стороны браться за это дело. От рассказанного мэтром Вэрнеди голова шла кругом. Карл втянул её в такую историю, которая ей даже в бредовом сне бы не привиделась.
К тому моменту, когда Марта толкнула тяжелую створку центрального входа «Вестника», она уже приняла решение и твёрдо знала, что собирается делать. Не смотря на довольно поздний час, журналистка не чувствовала усталости, наоборот, ей не терпелось приняться за работу.
В большой заставленной столами комнате редакции привычно пахло краской и клеем. Свежий номер «Вестника» выйдет только послезавтра, поэтому большинство рабочих мест пустовало. Только мальчишка-посыльный дремал на табурете у двери и горбился за заваленным клочьями рукописей столом Долговязый Дик.
- Привет, Белка, - бросил Дик, не поднимая головы. - А я всё гадаю, где это тебя носит, Редактор твой уже час, как прибыл.
- Здравствуй, Ричард, - Марта терпеть не могла, когда её называли Белкой, но одёргивать коллегу не стала — бесполезно. Она уже не помнила, кому первому пришло в голову это прозвище, но прилипло оно к ней намертво. Она знала, что за глаза к нему ещё часто добавляют эпитет «чокнутая».
Журналистка швырнула сумку на свой стол и зажгла лампу. На жердочке у стены сунув голову под крыло дремал Карл, или «Редактор», как назвал его Дик. «Редактором» ворона прозвали потому, что одной их его любимейших фраз было «Я двадцать лет редактором работал, я знаю, как правильно!» Среди журналистов «Редактор» был настоящей знаменитостью, о нём ходило бессчётное количество анекдотов, и чуть не каждый день кто-нибудь придумывал новый.
-Ричард, ты уже собираешься уходить? - Марта вытащила из сумки большой блокнот с синей обложкой. - Если ты не очень спешишь, у меня есть к тебе предложение. Я почти закончила материал о сегодняшнем открытии салона на Четырнадцатом, но мне надо срочно заняться другим делом. Я обещала, что статья будет готова до завтра. Не возьмешься? Гонорар весь твой.
- Если ты всё равно не будешь этим заниматься, давай сюда, - пожал тощими плечами Дик. - Я гляну, что можно сделать.
Марта вручила ему раскрытый блокнот и вернулась к своему столу. Она поняла, что проголодалась и припомнила, что где-то в сумке у неё должно было остаться печенье. Журналистка раскрыла сумку пошире и увидела желтый бумажный пакет. Проклятье! Она же забрала в аптеке лекарства для отца и совершенно забыла о том, что обещала занести их вечером домой.
- Эй, Карл, просыпайся, - Марта легонько постучала по стене. Ворон высунул голову из-под крыла, встряхнулся и недовольно уставился на неё чёрными бусинами глаз.
- Извини, что разбудила, вот, это тебе, - она протянула ворону сушеную сливу, его любимое лакомство, - у меня к тебе просьба.
Ворон цапнул угощение и заглотил целиком.
- Подкуп должностного лица карается штрафом! - заявил он.
- Видишь этот пакет? - Марта привычно пропустила его замечание мимо ушей. - Его надо отнести домой. Сейчас. Понял?
Она распахнула окно и вопросительно поглядела на Карла.
- Беспардонная эксплуатация низкооплачиваемого неквалифицированного труда! - изрек птиц и принялся чистить клюв.
- И где ты слов только таких нахватался? - покачала головой Марта. - В политики тебе надо, болтун. Вот тебе ещё одна слива, а теперь, пожалуйста, сделай, как я прошу.
Уничтожив вторую сливу, Карл подхватил пакет и выпорхнул в окно.
Марта сходила на маленькую кухню и заварила себе кофе.

2012-05-02 в 01:09 

Пустельга
Падают листья
С именем Лебруаль был связан какой-то громкий скандал, было это лет десять назад, Марта тогда ещё училась в гимназии. Но она точно помнила, что о банкире писали газеты, а значит и «Вестник» тоже, оставалось только прошерстить архив. Журналистка подключила к делу бездельничающего рассыльного, получив несколько монет, парень с радостью взялся помогать. Нужные материалы отыскались довольно быстро, она ошиблась всего на пару лет. Довольная находкой журналистка вернулась к себе за стол с тяжелой подшивкой старых номеров «Вестника» и углубилась в чтение, время от времени делая выписки в тетрадь.
Когда она заканчивала вторую чашку кофе, Дик пожелал ей спокойной ночи и удалился. По тому, как он заглядывал ей через плечо, было понятно, что ему было страшно интересно, над чем это таким срочным она работает, но вслух он ничего так и не спросил.
Наконец Марта отодвинула подшивку в сторону, несколько раз с силой зажмурилась, затем помассировала веки. Не смотря на возбуждение, гнавшее сон прочь, усталость всё же давала о себе знать. Журналистка подрегулировала фитиль лампы и, оперев подбородок о сомкнутые в замок пальцы, задумчиво уставилась в тёмный потолок. Какова же была связь Виктории и Кристалла? После всего прочитанного, у Марты возникло две наиболее правдоподобных версии. Учитывая репутацию баронессы Лебруаль, все факты свидетельствовали в пользу того, что Кристалл был нужен для успешного заключения брака Виктории и графа Гилмора. Первая версия заключалась в том, что Лебруали каким-то образом узнали о местонахождении артефакта и пообещали Кристалл Чарльзу, однако камень до сих пор не попал к ним в руки и теперь его необходимо было срочно добыть, так как граф заподозрил неладное и начал терять терпение. Согласно второй версии, Кристалл был передан Чарльзу для заключения помолвки, однако теперь по какой-то причине помолвка либо была расторгнута, либо оказалась под угрозой, и Лебруали желали вернуть залог обратно. Вторая версия звучала интереснее. Марта обмакнула перо в чернила, быстро написала несколько строчек, отложила перо, перечитала написанное и снова задумалась. С чего бы вдруг такая спешка? А ведь только крайняя спешка могла заставить баронессу Лебруаль разыскивать Комара на улице, прикинувшись цыганкой. Или у неё какая-то своя очень хитрая игра? Нет, ни к чему выдумывать чрезмерные сложности, опыт говорил о том, что самые простые предположение зачастую оказывались самыми верными. Единственным объяснением спешки, которое пришло на ум Марте, была возможность того, что всплыли записи об активации Кристалла. Ведь сам по себе артефакт представлял собой всего лишь предмет антиквариата, несомненно ценный, однако всё же не настолько, чтобы вокруг него так суетиться.
Взгляд Марты затуманился, она невольно задумалась о том, что стала бы делать с активированным Кристаллом, попади он ей в руки. О да, она бы точно знала, как им распорядиться! Журналистка удивлённо уставилась на скомканный в кулаке лист, который до этого так старательно покрывала аккуратными строчками текста и выругалась вслух. Она поднялась так резко, что едва не опрокинула стул и несколько раз прошлась из конца в конец комнаты.

2012-05-02 в 01:54 

Пустельга
Падают листья
С Лебруалями всё было более или менее ясно. Но почему Комар? Что заставило очаровательную Викторию искать помощи именно у него? Марта выдвинула самый нижний ящик стола и извлекла пухлую стопку разноцветных бумаг. Здесь вперемешку лежали какие-то списки фамилий, результаты аукционов, репортажи о гонках на люгерах с таблицами результатов, рекламные буклеты различных картинных галерей и календари, все бумаги пестрели пометками и подписями, сверху стопки лежала видавшая виды тетрадь. Марта взяла тетрадь и быстро перелистала. Записей было не так уж много, некогда она помнила их наизусть. Перед ней были материалы расследования, которое он вела чуть больше года назад. Всё началось зимой, во время открытия одной из выставок в Орифийской галерее изящных искусств. Примечательной особенностью этой галереи было то, что представленная в ней коллекция не принадлежала какому-нибудь частному лицу, а являлась собственностью города. Тогда как раз открылась новая экспозиция и Марта освещала это событие по заданию редакции. Через несколько дней с ней связалась куратор галереи и попросила о встрече. Встреча эта запомнилась Марте надолго. Куратор была чрезвычайно взволнована, так как накануне обнаружила, что одна из картин являлась копией очень высокого качества. Женщина была совершенно уверена, что подмена произошла во время реорганизации экспозиции, она добивалась расследования и хотела привлечь внимание прессы. Марта, конечно же, заинтересовалась этим делом, начала готовить материал. Однако на следующий же день куратор связалась с ней снова, принесла глубочайшие извинения за беспокойство и сообщила, что допустила ошибку. Выглядел разговор так, будто на куратора каким-то образом надавили и она скорее надеялась, что Марта всё же продолжит расследование, что та и сделала. Самым слабым звеном в любой афёре являются мелкие исполнители, картины надо как-то транспортировать, и, как всегда, кто-то где-то что-то случайно увидел, кто-то проговорился и так далее. Она накопала некоторое количество интересной информации и в итоге вышла на Комара, то есть, узнала, что гонщик был как-то в этой истории замешан. Вот только толи ей не хватило опыта, толи Леон был безупречно осторожен, но на этом ниточка оборвалась, больше ничего Марте выяснить так и не удалось, даже взять интервью у гонщика не получилось.
Тогда она так и не узнала, в чём же заключалась его роль, однако сегодняшнее происшествие наводило на определённые мысли. Та неудача хоть и была довольно болезненной, но многому её научила, в этот раз Марта рассчитывала на лучший результат.
Журналистка снова взялась за перо и принялась покрывать аккуратным убористым почерком страницу за страницей. Когда она закончила первую половину статьи, была глубокая ночь.

2012-05-03 в 00:28 

Пустельга
Падают листья
Разбирая свои записки о Кристалле, Марта в очередной раз убедилась, что когда необходимы сведения о свойствах какого-либо зелья или магического предмета, мэтру Вэрнеди в Орифии нет равных. Разумеется, магов и учёных в городе хватало, но мало кто обладал такой широтой взглядов, столь разнообразными интересами и к тому же умением изъяснять так, чтобы сказанное было понятно не только узкому кругу специалистов. Конечно, общение с многословным алхимиком требовало терпения и некоторой сноровки, но зато мэтр был кладезем бесценной информации. Увы, рассказать ему правду Марта не рискнула. Кто знает, как отреагировал бы учёный, но уж точно не стал бы сидеть сложа руки, слишком важным открытием было появление Кристалла Служения в городе.
Хорошо бы все легенды оказались лишь сплетнями и домыслами, так было бы намного спокойнее. Мысль о возможности полного подчинения чьей угодно воли вызывала отвращение и, чего скрывать, страх. Каков бы не был человек, какими бы качествами не обладал, Кристалл мог превратить его в послушного раба, заставить совершить любой поступок. Жуть какая-то. Такое должно оставаться сюжетом страшных сказок и домыслами газет, желающих пощекотать нервы читателей.
Хм... А почему бы и нет? Можно на время забыть о навязчиво звучащих в голове наставлениях редактора, дать себе волю и расписать поведанное мэтром Вэрнеди в таком свете, чтобы даже Чико прочувствовался. Чего уж проще! Журналистка бесшабашно ухмыльнулась и с энтузиазмом заскрипела пером. Остановилась она только дописав вторую страницу. Одного источника недостаточно, это любой, даже самый никчемный писака знает. Марта распрямила спину и потянулась, ещё немного - и можно будет отдохнуть. Как же быть с этим источником... Ну конечно! Приплетём профессора Джонса, благо Вэрнеди о нём даже упоминал. Перо снова заскользило по бумаге.

   

Beyond Illusions

главная